Империя Тан – яркая страница в истории Китая

Ханьский Китай перешел в упадок и погрузился в хаос китайских темных веков. На руинах Поднебесной образовывались варварские королевства, а вторжения кочевников следовали одно за другим. Попытки, объединившей страну, династии Суй навести порядок оказались безуспешными. Казалось, что страна погибает и больше не имеет шансов на возрождение. Однако именно в это время взошла звезда новой династии – Тан.

Потомки окитаившихся кочевников сяньбинцев – табгачи, создали новое государство, сочетавшее китайские и степные традиции. Империя Тан блестяще воевала и торговала, отказалась от самоизоляции и наладила торговлю по Великому Шелковому пути. Империя вышла далеко за границы Поднебесной, и ее форпосты расположились в Средней Азии, где Китай схлестнулся с арабскими завоевателями, остановив волны джихада.

При империи Тан в Китае распространился буддизм, и расцвела поэзия. Многие классики китайской поэзии творили именно во времена династии Тан.

Также в это время появилась культура чаепития и вновь, в полной мере оживилась торговля по Великому Шелковому пути. Литература периода Тан стала самой блестящей за время существования Китая. Впрочем, как и у многих династий Поднебесной, за периодом расцвета последовал упадок и жесточайший крах. Тем не менее, многое из танских достижений уцелело и обогатило культуру Китая.

Удивительный Чанъань

Большинство северных династий Китая (особенно иноземного происхождения) строили свою столицу в районе Пекина, так поступили кидани и чжурчжени, монголы, маньчжуры. Однако табгачи предпочли оставить центром страны уже бывший к тому времени столицею Чанъань (長安). Правда при этом они перепланировали и заново перестроили город, превратив его в гигантский мегаполис с яркой культурой. Сейчас здесь расположен город Сиань (西安).

При династии Тан этот город стал отправной точкой на Великом Шелковом пути, центром торговли и культуры. В нем можно было встретить персов, корейцев, уроженцев Индии. Здесь были храмы многих религий: христиан-несториан, зороастрийцев, буддистов. В 648 году здесь построили огромную соборную мечеть.

Музей Западного рынка в Сиане
Музей Западного рынка в Сиане. Фото: 1001inventions.com

Одним из самых выдающихся сооружений столицы стала Большая пагода диких гусей (大雁塔). Изначально в ней было пять ярусов, но затем пагода выросла до десяти. Ее соорудили с учетом индийских традиций зодчества и разместили в ней огромную библиотеку, собранную буддийским монахом Сюаньцзаном (玄奘). Этот монах с подачи императора организовал в столице школу переводов, привез в страну сотни буддийских текстов.

В эту эпоху город занимал площадь в 84 кв. км, а его население достигло миллиона жителей. Столица была очень грамотно спланирована, в виде гигантской шахматной доски и состояла из 108 кварталов. В качестве образца для столицы была взята стандартная планировка помещичьей усадьбы в Северном Китае, откуда была родом династия Тан.

Помимо торговых точек по всему городу, в столице было два огромных рынка: Западный и Восточный. При этом первый из них состоял из 40 тысяч лавок. Государство старалось навести порядок в торговле, проверяя качество товара, вплоть до конфискации подделок. Поначалу рынки работали строго с полудня до заката, но постепенно эта позиция смягчилась и даже появились специальные ночные рынки.

Также в годе была масса чайных домов, кондитерских и закусочных разных кухонь мира.

Мягкая поступь буддизма

Во время династии Хань в Китае в качестве основной идеологии утвердилось конфуцианство, но танские императоры, правившие многонациональной империей с множеством чуждых китайцам народов, стремились найти учение, которое подошло бы всем.

Открытость империи при династии Тан и отказ от самоизоляции способствовали культурным связям Китая с соседними странами, и проникновению в Поднебесную буддизма. Эту религию знали в Китае и раньше, но она не имела столь значительного распространения и поддержки. Теперь же были сделаны переводы канонических индийских текстов и адаптация их к китайским условиям. Появились и сугубо китайские течения вроде Чань-буддизма.

В столице танского Китая – Чанъани, можно было встретить буддийских монахов из теперешнего Синьцзяна и даже Цейлона. Здесь же находились такие святыни, как четыре зуба Будды.

Статую Будды в долине реки Янцзы.
Статуя Будды в долине реки Янцзы.

При династии Тан, в долине Янцзы, возле Лэшаня, в скалах была вытесана впечатляющая статуя Будды, в окружении 90 бодхисатв. По всей стране появилась масса монастырей и монахов. И хотя буддизм не стал в Китае основой культурной жизни, как в Тибете, он оказал на нее заметное влияние. Ряд элементов буддизма был усвоен неоконфуцианством и даосизмом. В последнем из буддизма переняли такие понятия, как пантеон и канон.

Государство взяло некоторые монастыри на содержание, обязав монахов, молится за императорский дом. Монахам часто поручали администраторские функции, привлекая их к присмотру за оросительными каналами, в качестве глашатаев. Монахи проводили молебны за победу танских войск, на местах успешных сражений воздвигались буддийские храмы. Это может показаться странным для религии ненасилия, но то же самое позже мы увидим у ойратов и калмыков.

Впрочем, при нехватке средств, власти периодически забирали у отдельных монастырей их богатства. Щедрые раздачи земель и привилегий чередовались с конфискациями имущества. Однако становление новой религии в Китае все равно протекало менее конфликтно, чем в соседнем Тибете.

Чайная культура империи Тан

Как и в случае с буддизмом, чай в стране знали и раньше, но именно при династии Тан этот напиток получил широкое признание и популярность. Во многом это произошло из-за любви к чаю в дзэн-буддизме, в котором считали чай хорошим помощником в медитации и достижении просветления.

Свою роль в популяризации чая сыграла и императорская поддержка. Ежегодно к императорскому двору посылали лучшие образцы ранних сортов чая, что было приурочено к отмечавшемуся в начале апреля дню поминовения усопших – Цинмин (清明節). Любовь танских императоров к чаю доходила до того, что удачное чайное подношение могло обеспечить чиновнику карьерный рост. Это вызвало волну иронических эпиграмм по поводу чайных взяток, но не смогло поколебать популярность напитка.

Культура потребления чая быстро распространилась среди разных слоев населения. Везде возникали плантации и чайные дома. Выращиванием чая занимались даже буддийские монастыри.

чайные соревнования «Доу Ча» (斗茶)
чайные соревнования «Доу Ча» (斗茶)

В это же время появились чайные соревнования «Доу Ча» (斗茶), во время которых участники старались перещеголять друг дружку в способах приготовления и подачи чая. Обычно в таких соревнованиях принимали участие 3–5 человек. Изначально этот вид досуга возник в народной среде в Гуанчжоу, но постепенно обрел популярность по всей стране. Такие соревнования устраивали даже императорские наложницы.

К этому времени в Китае уже была распространена система сдачи государственных экзаменов. Ее характеризовали строгие правила. Например, испытуемый мог пронести на экзамен только определенный запас твердой пищи. При династии Тан в это правило внесли небольшое изменение – абитуриентов щедро снабжали свежим чаем.

Активно применяли чай и буддисты. Поскольку в монастырях отсутствовала вечерняя трапеза, а молодым монахам было сложно переносить такую голодовку, им разрешили чаепитие. Постепенно чай во время вечерней молитвы стал нормой для буддийских монастырей Китая. Чаем в монастырях также угощали важных паломников. Особенно популярным чай стал в дзэн-буддизме.

Так же чай стал важным элементом международной торговли, а на юге Китая появился Великий чайный путь Чамагудао (茶馬古道). По нему чай из Китая переправляли в Тибет и дальше в Индию, Непал, получая взамен лекарственные коренья, шерсть, золото и главное лошадей. Неказистые, но выносливые тибетские лошадки пользовались большим спросом в Южном Китае, где не было развито коневодство.

В то же время, государство, вечно нуждавшееся в средствах на строительство и ведение войн, обложило торговлю чаем пошлинами, и ввело смертную казнь за его контрабанду.

При династии Тан периодически пытались бороться с распространившимся пьянством и существовали ограничения на производства алкоголя из зерна. Еще одной причиной такого сухого закона были переживания за продовольственную безопасность страны. В итоге это привело к более активному употреблению чая в качестве стимулятора. В частности, он полюбился поэтам эпохи Тан.

Поэзия эпохи Тан

В Китае всегда была достаточно широко распространена грамотность, и имелось много творческих людей. Каждый период в истории Поднебесной знаменит своими литераторами, но именно время правления династии Тан стало золотым веком китайской поэзии.

За это время проявили себя 2200 значительных поэтов, и было создано 50 000 известных и популярных стихов. Впрочем, и эта цифра достаточно приблизительна и известна нам из выпущенного в 18 веке при цинском императоре Канси сборника поэзии периода Тан. Естественно, к 18 веку уцелела лишь часть литературных наработок далекой эпохи.

В этот период стихосложение считалось хорошим тоном и для чиновников, и для императоров. Им занимались даже куртизанки. Впрочем, в последнем случае речь шла о составлении коротких стишков для привлечения внимания потенциальных клиентов на светских приемах.

Интересно, что основные религиозные течения Китая не остались в стороне от взлета поэзии. Конфуцианцы составляли публицистические стихи, выражавшие их гражданскую позицию, даосы воспевали природные красоты, а буддисты создали стиль религиозной поэзии под названием гатха.

Мотивы пейзажной лирики были ярко выражены в творчестве Мэн Хаожаня (孟浩然).

Китайским Омар Хайямом, воспевающим простые радости жизни был знаменитый Ли Бо (李白). Он прекрасно умел передать в своих стихах атмосферу места и момента, описать красоты природы. Ему приписывали пристрастие к вину и изобретение такого блюда, как «утка Ли Бо» (太白鸭). Количество написанных им стихов достигало 900.

Поэт времен династии Тан - Ду Фу (杜甫)
Поэт времен династии Тан — Ду Фу (杜甫)

Поэт Ду Фу (杜甫) успел побывать императорским советником и оказаться в опале, жить в столице и на окраине Чэнду. Он дружил с Ли Бо и прославился своей лирикой.

Для этого периода была характерна значительная эмансипация женщин, в целом не характерная для Китая. В результате среди блестящей плеяды танских поэтов оказались и женщины, притом куртизанки. Именно такой была жительница столицы Юй Сюаньцзии (魚玄機). Она сочиняла яркие короткие стихи на тему отношений, любви, общалась со многими литераторами и учеными. Однако, утратив популярность, она стала жертвой доносов и полицейских придирок и была казнена по обвинению в убийстве собственной служанки.

Более удачливой была куртизанка Сюэ Таао (薛涛), проживавшая в Чэнду. Она дружила с поэтами, была любовницей военного губернатора Сычуани, писали стихи о любви и природе, интересовалась даосизмом. Ей удалось избежать интриг и наветов и мирно закончить свою жизнь, оставив внушительное литературное наследие. К нам дошло 100 из ее 450 стихов. Кроме того, она изобрела новый вид бумаги.

Открытие Китая миру

При династии Тан страна отказалась от самоизоляции и завоевала территорию нынешнего Синьцзяна, что позволило Поднебесной восстановить торговлю по Великому Шелковому пути. Правда сами китайцы не слишком любили долгие путешествия и торговлей на этом маршруте занимались в основном согдийские купцы из Средней Азии.

При этом существовал ряд ограничений для ввозимых и вывозимых товаров. Опасаясь шпионов и диверсантов, танские власти запрещали путешественникам, иметь при себе астрономические инструменты, арбалеты, доспехи.

Живопись времен династии Тан.
Живопись времен династии Тан.

Вместе с товарами в Китай шла иностранная мода, и миссионеры, в частности буддийские. Благодаря иностранным веяньям, в Китае получили популярность высокие стулья со спинкой, табуреты и скамейки, а также благовония, которые доставлялись с Ближнего Востока и Индии. В свою очередь, арабы переняли от китайцев бумагу, с которой позже познакомили Европу.

Однако наладить постоянную и бесперебойную торговлю не получалось. Великий Шелковый путь перерезали то тюрки, то тибетцы, соперничество за Среднюю Азию с арабами завершилось тем, что последние сумели завоевать этот регион.

Также активно развивалась морская торговля, в связи с чем, значительно разросся портовый город Гуанчжоу, в котором даже обосновались арабские и еврейские купцы. То же самое произошло с Ханчжоу и Цюаньчжоу. Морская торговля заметно отличалась от сухопутной. В трюмы кораблей можно было поместить больше товаров, чем на вьючных верблюдов, отличалась и номенклатура товаров.

О размахе морской торговли свидетельствует найденный в 1998 году у побережья Индонезии корабль. На этом затонувшем судне насчитали 60 тысяч предметов, в основном керамику, но также шкатулки, фарфор, золотые украшения. Интересно, что все это было стилизовано под вкусы жителей Арабского халифата династии Аббасидов, для которых и предназначался груз. Сам объем однотипной продукции свидетельствует о массовом производстве в Китае.

Противостояние империй

Империя Тан имела армию в сотни тысяч бойцов и 50 млн. населения, торговала со всем миром и простиралась от Средней Азии до Кореи. Тем не менее, и у нее нашлись соперники. Среди них оказался Тибет.

Сейчас Тибет – мирный буддийский регион, но в раннем средневековье это была мощная империя, населенная воинственными племенами. Буддизм уже начал проникать в Тибет, и его адепты активно боролись за власть в стране, но пока что доминировала любимая воинами и близкая к шаманизму религия Бон.

Тибетцев было значительно меньше, чем китайцев, но у них были прекрасные воины и масса кавалерии, а сама страна представляла собою неприступную крепость. Тибетцы могли остановить китайцев буквально на каждом перевале или в узком ущелье.

Камнем преткновения между двумя державами стали приграничные районы и особенно земли, где теперь располагается Синьцзян, так как там проходил Великий Шелковый путь. Каждая из империй старалась овладеть этим важным торговым маршрутом: Китай, чтобы спокойно торговать с заграницей, а Тибет, чтобы стать в этой торговле посредником, богатеющим на пошлинах. Война шла с переменным успехом и сильно истощила обе империи. Для противостояния тибетцам китайцы активно использовали степняков – сначала наемников-тюрок, затем союзников – уйгуров.

Другим противником Китая стали арабы, разгромившие Персию и вторгнувшиеся в Среднюю Азию, на которую у китайцев были свои виды. Там разразилась долгая война с серией битв и осад, в частности танские войска даже заняли район нынешнего Ташкента.

Солдаты династии Тан.
Солдаты династии Тан.

Апогеем противостояния стала битва при Таласе (751 год). Во время этой битвы китайские силы сошлись на поле боя с отрядами йеменской кавалерии. Также арабов поддержал ряд тюркских племен, которые сочли, что китайцы представляют для них большую угрозу.

На стороне китайцев также воевало много степняков. Однако недовольство кочевников китайской бюрократией и ее притеснениями уже начало сказываться, и в решающий момент битвы карлуки изменили китайцам и ударили им в тыл. Танская армия потерпела поражение, и экспансия империи на Запад остановилась.

Карлуки и уйгуры смогли освободиться от китайской власти и создать собственные государства. Однако для арабов победа оказалась пирровой: они понесли слишком большие потери и не смогли продолжить свой поход на восток.

Китай и Великая степь

Еще империя Хань пыталась покорить кочевников, поставив их под свою власть и устранить степную угрозу. Однако именно при династии Тан, Китаю удалось не просто подчинить степь, но и встроить ее жителей в государственную структуру. Тюркский каганат был первым противником танского Китая, но после победы Поднебесной с кочевниками обошлись милостиво, а в дальнейшем массово принимали их на военную службу.

В Чанъане жили десятки тысяч степных воинов, танские вельможи носили одежду в тюркском стиле, а зимою пользовались войлочными юртами. Распространялись и некоторые степные нравы, заключались межнациональные браки.

Кочевникам всячески старались показать, что они не варвары, а их стиль жизнь интересен для новых владык. Такой подход дал Китаю массу отличной кавалерии, от нехватки которой империя всегда страдала, а в дальнейшем и ряд блестящих побед.

Однако попытка соединить Китай и Великую степь, поначалу успешная, в дальнейшем начала терпеть крах. Китайским традиционалистам претили нравы империи Тан, распространение иноземных религий, мод, и заигрывание властей с варварами, которых они, занимая чиновничьи должности, старались при случае «поставить на место».

Кочевники мечтали о восстановлении собственных ханств и каганатов, роль своеобразного казачества на службе империи, поначалу привлекательная, в дальнейшем начала их утомлять. Тем более, что после череды блестящих императоров, знавших жизнь степняков и постоянно участвовавших в походах, трон заняли гораздо менее осведомленные об их проблемах владыки. Китайские же бюрократы часто строили степным воинам козни, писали на них доносы и подводили под репрессии. В итоге все это в дальнейшем привело к падению империи Тан, но поначалу ее взлет был блестящим, а завоевания обширны.

Гибель империи в огне восстаний

Вышеописанные противоречия прорвались в 755 году, восстанием приграничных войск под предводительством цзедуши (генерал-губернатора) бухарца Ань Лушаня (安史之亂). Он был в фаворе у императора и его любимой наложницы, красавицы Ян Гуйфэй, часто приезжал в столицу. Ему посвящал восторженные стихи знаменитый танский поэт Ду Фу. Росли и полномочия губернатора, которому поручили надзор за казенными табунами и несколькими приграничными провинциями. Свое войско, включая офицерский корпус, он комплектовал из степных кочевников.

Дошло до того, что однажды, чтобы позабавить императорскую наложницу он нарядился в ребенка, а Ян Гуйфэй (楊玉環) провела его шуточное усыновление, что выглядело особенно комично, учитывая лишний вес бухарца.

Однако не всем при дворе нравился успех Ань Лушаня. Родственник наложницы – Ян Гочжун, стремившийся упрочить власть родного клана при слабом императоре, видел в полководце помеху и начал плести против него интриги. Тогда Ань Лушань спасая свою голову от плахи, устроил восстание, тем более что империя уже знала много примеров полководцев из варваров, которых погубили происки китайских традиционалистов. Недовольные кознями китайских бюрократов, приграничные войска поддержали любимого полководца, а согдийские купцы снабдили его деньгами.

Основная масса китайского населения не поддержала мятеж, но войска Ань Лушаня были очень боеспособны, и их сил хватило для разгрома ряда императорских армий. Он повел свои войска на столицу. В этих условиях придворная камарилья не придумала ничего лучше, чем казнить сына полководца, жившего в Чанъани. После этого императорский двор сбежал из города. Раздраженная происходящим дворцовая стража задушила Ян Гуйфэй, а Ян Гочжун видя крах своей власти, повесился.

Вскоре погиб и Ань Лушань убитый собственным евнухом. Однако все это уже не могло спасти гибнущую империю, армию повстанцев возглавил сын покойного, столица пала.

Император отрекся от трона и назначил приемником своего сына Су-цзуна (肅宗). Для отражения нашествия пограничных войск властям пришлось провести массовую мобилизацию в Сычуани, при этом наблюдался большой патриотический подъем.

Восстание удалось подавить, лишь обратившись за помощью к своим вчерашним врагам: Уйгурскому каганату, Арабскому халифату и Тибетской империи. Больше всего помогли уйгуры, но в плату за услуги им пришлось отдать на разграбление вторую столицу империи – город Лоян (洛陽).

За время мятежа страна была разорена, причем как повстанцами, так и призванными против них соседями Китая. В то же время, при дворе набрали огромный вес евнухи и наложницы, чьи интриги и склоки добивали истощенную страну. Также произошло возвышение провинциальных генерал-губернаторов – цзедуши, которые в дальнейшем сами стали источником мятежей и сепаратизма.

Окончательно восстание, начатое Ань Лушанем, удалось подавить только к 763 году. Однако Тибет решил воспользоваться ослаблением Китая и в том же году на короткое время захватил Чанъань.

Проведенная в 764 году перепись показала, что население империи теперь составляло 16 млн., 900 тыс., человек, а ведь еще десять лет назад их было 52 млн., 880 тыс.

Последний великий император Тан – Сянь-цзун (憲宗) сумел отразить тибетцев и подавить цзедуши, ограничить власть евнухов, привести в порядок финансы. Однако после его смерти двор вновь погрузился в интриги, а усилившиеся евнухи вовсю губили своих противников с помощью ложных наветов.

В следующем веке Китай постигли природные бедствия: наводнение 858 года, и жуткий неурожай 873 года. В результате, в 874 году в стране вспыхнуло крестьянское восстание Хуан Чао (黃巢), контрабандиста, промышлявшего торговлей солью.

Это восстание, длившееся 10 лет и оказавшееся еще более разрушительным, чем мятеж Ань Лушаня. Повстанцы разграбили Гуанчжоу и захватили Чанъань. И хотя повстанцев в итоге разгромили, империя окончательно пришла в упадок, погрязла в мятежах и сепаратизме, а власть императоров превратилась в ничто. В 907 году последнего императора сверг Чжу Вэнь (猪瘟) – полководец из числа бывших повстанцев.

Так завершилась блестящая история династии Тан, связавшей Восток и Запад, Великую степь и Поднебесную, и погибшую в огне восстаний. Тем не менее, она оставила потомкам блестящую поэзию, моду, достижения в ремеслах и архитектуре. Хотя позиции буддизма и ослабли после падения династии, он все равно пустил глубокие корни в Китае.

Подписывайтесь на нас в соцсетях

Вам будет интересно

Наши соцсети