История коррупции в Китае

Сегодняшний Китай стал символом предельно жесткой и публичной борьбы с коррупцией. Однако история этого общественного зла в Поднебесной насчитывает тысячи лет и столь интересна, что заслуживает нашего детального рассмотрения.

В Китае коррупция – это не только взятки, но и расхищение казны со стороны чиновников, евнухов и императорских фаворитов. Как только центральная власть ослабевала, а на троне оказывался мало интересующийся политикой император, в казне образовывались прорехи. Масштаб хищений иногда был просто эпичен, как и беспримерная жадность казнокрадов.

Евнухи – бич казны

Евнухи не могли иметь биологических детей, но усыновляли чужих. К тому же за каждым евнухом стоял клан из сотен племянников, братьев, сестер и т.д. Все они рассчитывали получить свою долю пирога, и евнух при дворе нередко превращался в источник обогащения для всей родни. Естественно, это касалось только важнейших из них, ведь большинство евнухов занимали скромные должности и получали достаточно небольшую зарплату.

На излете династии Мин придворные евнухи приобрели огромную власть и использовали ее для личного обогащения. Обычно их преступления вскрывались после падения очередного евнуха в результате интриг. Тогда приходило время описи конфискованного имущества, и списки ценностей просто поражали воображение.

Лю Цзинь (刘瑾) был главою придворной группировки «восемь тигров» и долгое время считался всесильным, успешно расхищая казну. Нельзя сказать, что все его решения были негативными. Например, он выступал за разрешение вдовам вступать во второй брак. Тем не менее, это вызывало раздражение ревнителей традиций и евнуха обвинили в заговоре с целью свержения императора. Обвинения в заговоре вряд ли были справедливы, ведь император полностью устраивал своего фаворита. Тем не менее, удачный донос и найденная в резиденции Лю Цзиня коллекция оружия решили дело в пользу казни евнуха. Его казнили с помощью одной из самых ужасных кар в истории Китая: «тысячи порезов». При этой казни человеку наносили множество порезов, от которых он в итоге умирал, истекая кровью. Правда, до тысячи счет не дошел, Лю умер намного раньше. Ненависть к нему была столь высока, что зеваки, наблюдавшие за казнью, купили у палача кусок мяса евнуха и тут же употребили его с рисовым вином.

Дальше пришло время подбивать итоги. Поскольку в Китае монеты чеканили из меди, собирать сокровища в монетах, складируя тоны мелочевки, было бессмысленно и богатые люди накапливали все в самых разных ценностях. Так, у Лю нашли два комплекта золотых доспехов и полтысячи золотых тарелок, тысячи драгоценных поясов, колец и брошек. Нашлась у него и впечатляющая недвижимость с дворцом более роскошным, чем у самого китайского императора.

Императрица Цыси в окружение своих евнухов.
Императрица Цыси в окружение своих евнухов.

При императрице Цыси евнухи уже не рисковали лезть во власть, однако с удовольствием запускали руки в казну. Императрица обладала вздорным нравом и за нею обычно носили мешок с палками для наказания нерадивых евнухов. Однако были и фавориты, например евнух Ли Ляньин (李連英). Он лечил Цыси, участвовал в ее интригах, собирал для нее доносы, и в итоге стал незаменимым. Он нажил огромное состояние на дворцовых поставках, брал взятки за организацию помилования или назначения на важный пост. Поскольку евнух делился взятками с Цыси, та вполне благосклонно смотрела на его шалости. Евнух пережил и императрицу, и династию, став одним из немногих китайских казнокрадов умерших своей смертью.

Телохранитель-расхититель

Еще одна интересная личность в истории китайской коррупции это Хэшэнь. Этот маньчжурский офицер был одним из телохранителей императора Цяньлуна (乾隆) правившего во второй половине 18 века. Бравый гвардеец приглянулся императору и тот постоянно продвигал его по карьерной лестнице, раздавая все новые посты и награды. Красивый и обходительный, он при этом оказался ужасным чиновником, думавшем лишь о своем кармане. Хэшэнь брал взятки за назначения, разворовывал деньги, выделенные на подавления мятежей, и даже присваивал себе подарки, присланные императору правителями вассальных государств. Уставший от власти император легко перепоручил ведение дел находчивому фавориту и тот развернулся во всю ширь. К тому же в 1790 году ему удалось женить своего сына на одной из императорских дочек. Это сделало Хэшэня родственником императора и еще больше усилило его власть. В итоге он стал живым символом начинающегося упадка династии Цин и прославился, как самый большой коррупционер Китая за всю его историю.

Хэшэнь, бывший в молодости бедным военным, теперь постоянно изыскивал способы, чтобы подчеркнуть свое богатство. Он никогда не одевал одну и ту же вещь дважды, копируя в этом самого императора. Это было несложно, учитывая, что после опалы у него в гардеробе нашли 7 тысяч костюмов, включая роскошные халаты и шубы.

Император Цяньлун, династия Цин
Император Цяньлун, династия Цин

Фаворит построил себе виноградник, в котором гроздья были из драгоценных камней, листья из золота, а подпорки из серебра. Это поделка стала символом его богатства, и Хэшэнь любил приходить в этот виноградник, любоваться своим сокровищем.

В отличие от предыдущих коррупционеров, Хэшэнь не только собирал сокровища, но и пускал их в оборот, став крупным капиталистом и оборотистым дельцом. Он открыл массу ростовщических и меняльных контор, ломбардов, занимался торговлей английскими товарами. Достаточно сказать, что оборотный капитал его ломбардов насчитывал 70 млн., лянов.

В 1796 году император, доживший до 85 лет, отрекся от трона в пользу своего сына Цзяцина (嘉庆). Последний не испытывал ни малейшего пиетета к отцовскому фавориту, но на защиту последнего встали конфуцианские традиции. Новый император не трогал Хэшэня из почтения к отцу, чтобы не омрачать старику последние годы жизни. Тем временем страну охватило восстание Белого лотоса. Выделенные на подавление восстания средства расхищались ставленниками Хэшэня, в итоге солдаты не получали жалованье и принимались мародерствовать. Назначенные по протекции фаворита полководцы показали свою полную бездарность.

В 1799 году Цяньлун умер, и император Цзяцин наконец смог расправиться с ненавистным временщиком. Его сняли со всех постов и приказали совершить самоубийство. В вину фавориту ставилось ростовщичество недостойное военного аристократа и расхищение казны. Затем последовала опись имущества. В сокровищнице Хэшэня обнаружили тысячи рулонов шелка, меха, женьшень, жемчуг, огромные кораллы, тонны медных монет и серебряных слитков.

Борьба с наркотиками – прибыльное дело

В начале 19 века англичане занялись ввозом опиума в Китай. Власти почти сразу же оценили вредоносность такого импорта и многократно пытались взять его под контроль. Однако это не работало из-за пронизывавшей империю Цин коррупции. Главными коррупционерами стали глава таможни и губернатор Гуандуна. Хотя по закону с иностранцами можно было торговать лишь в Гуандуне, на самом деле большую часть опиума продавали прямо в море с кораблей, передавая его в руки китайским контрабандистам. Власти прекрасно об этом знали и лишь старались получить свою долю. Дошло до того, что в 1826 году местный губернатор специально послал в море судно для сбора взяток с иностранных наркоторговцев.

Периодически в Гуандун наведывались императорские инспекторы, однако получив долю для себя и казны, спокойно удалялись в столицу, а опиум по-прежнему тек рекою. Таможенники старались задобрить и лично императора, каждые три года присылая ему «бэйгун»: ценный подарок из числа заморских диковинок, в виде механических часов или музыкальной шкатулки.

Опиумная курильня, Китай 19 век.
Опиумная курильня, Китай 19 век.

Отметились и правоохранители. Так, Хань Чжаоцин назначенный командовать морскими силами в борьбе с контрабандою опиума, договорился с иностранными торговцами об откате в виде наркотиков. Их он сдавал в казну в качестве конфискованных, за что получал пожалованья и награды.

Порочную цепочку прервало лишь назначение главным по борьбе с опиумом Линь Цзэсюя (林則徐), действительно честного чиновника, действия которого по борьбе с наркоторговлей в итоге привели к Первой Опиумной войне.

Кстати, во время этой войны контрабандная торговля опиумом расцвела с новой силой. Воспользовавшись хаосом войны, торговцы нарастили объемы торговли, для привлекательности снизив на него цены.

В ходе войны всплыл еще один интересный факт коррупции. Когда власти отстранили и арестовали наместника Чжили Ци Шаня, проводившего переговоры с англичанами, то у него конфисковали 664 тонны серебряных монет, не считая остальных сокровищ. Интересно, что высокопоставленного казнокрада не стали казнить, ограничившись конфискацией имущества. Империя Цин стала крайне снисходительной по отношению к своим казнокрадам.

Поражение в войне и легализация ввоза опиума больно ударила по китайской коррупции. Однако теперь чиновники занялись крышеванием выращивания опиума во внутренних районах Китая. Этот бизнес был не столь прибылен, но все равно приносил определенные барыши.

Зато Опиумные войны привели к политике самоусиления Китая, теперь самым прибыльным бизнесом для местных чиновников стало казнокрадство на военных поставках. Сама императрица Цыси истратила огромные деньги из казны, изначально предназначенные для флота на дворцы и празднование своего шестидесятилетия.

Господа-демократы

Синьхайская революция 1912 года свергла с престола ненавистную династию Цин, но вовсе не положила конец коррупции. Партия Гоминьдан, поначалу революционная и республиканская, добравшись до власти, постепенно стала коррупционной и связалась с триадами. Лидер партии и страны Чан Кайши (蔣介石) в 1927 году получил от триад помощь в резне коммунистов в Шанхае. Этот инцидент на долгое время определил связь между мафией и властью. Именно при правлении Гоминьдана печально знаменитая шанхайская Зеленая банда достигла зенита своей славы.

Казнокрадство достигло крайних пределов и не прекращалось даже в разгар тяжелейшей японско-китайской войны. В этот период США оказывали Китаю военную и финансовую помощь, которая расхищалась. Это приводило к плохой оснащенности китайской армии, и ее поражениям. Будущий президент США Трумэн, в негодовании писал, что: «все эти Чаны, Куны и Суны сплошь воры». С завершением войны с японцами разгорелась война гражданская. США вновь выделяли огромные деньги, теперь уже на борьбу с коммунистами. Трумэн, так неистово критиковавший казнокрадство гоминьдановцев придя к власти, все равно наращивал им объемы финансовой помощи.

Ситуация с коррупцией на фоне финансового кризиса, охватившего Китай стала просто ужасающей. В этих условиях гоминьдановцы решили провести кампанию по борьбе с коррупцией. Ее возглавил старший сын Чан Кайши – Цзян Цзинго (蔣經國). Он прибыл в Шанхай и начал там серию арестов, в частности задержав сына главаря Зеленой банты. Тогда Ду Юэшэн (杜月笙) пригрозил, что если его сына не отпустят, то он обнародует все связи между триадами и гоминьданом. Как оказалось в коррупционных схемах, было задействовано немало родственников самого Чан Кайши. Кампания по борьбе с коррупцией провалилась, а вскоре пала и власть самого Гоминьдана, а также триад.

Коррупция в современном Китае

В коммунистическом Китае о коррупции на время забыли, однако вместе с реформами Дэн Сяопина в страну пришли большие деньги и связанные с ними соблазны. Чиновники, в юности, молившиеся на лишнюю чашку риса, теперь получили доступ к финансовым потокам в миллионы долларов. Многие не устояли перед таким соблазном. К тому же изменились общественные ценности, пришла мода на роскошь и комфорт, подчеркивание социального статуса. Приобрели популярность дорогие поделки из слоновой кости, лекарства традиционной медицины, нефритовые украшения. Из присоединенных к КНР Макао и Гонконга в континентальный Китай потянулись триады, принявшиеся окучивать провинциальных чиновников и осыпать их взятками.

Суд над коррупционерами в Китае
Суд над коррупционерами в Китае.

Власти ответили на это расстрелами за коррупцию и максимально публичным освещением подобных казней. Впрочем, обычно коррупционера не расстреливают, а под угрозой расстрела предлагают возместить государству ущерб и сдать подельников. Проводятся многочисленные кампании, во время которых чиновников призывают раскаяться и избежать наказания. Сумма похищенного, за которой человеку маячит смертная казнь, начинается с 463 тыс. долларов. Тем не менее ситуация напоминает настоящую войну, с сотнями тысяч участников. Так, лишь за период 2007–2012 годов за коррупцию наказали 668 тыс. человек. Проблемой стало и бегство проворовавшихся чиновников за границу, тем более что они при этом старались прихватить с собою большую часть награбленного в народных закромах.

В 2012 году председатель Си запустил новый пакет мер против взяточников и казнокрадов. Чиновникам повысили зарплаты, создали мобильное приложение для жалоб на коррупционеров, введены ограничения на роскошь. Последняя мера лишает коррупцию смысла, ведь китайские чиновники традиционно воровали, чтобы потом устроить роскошную свадьбу или похороны, пустить пыль в глаза дорогими автомобилями и гаджетами. Воровать тайно и впрок, в кубышку, не слишком интересно.

Тем не менее, борьба продолжается и превращается в бесконечную битву, в которой пока не видно победителей, ведь предпосылки для коррупции никуда не исчезли.

Подписывайтесь на нас в соцсетях

Вам будет интересно

Наши соцсети

Новые статьи