Китайская Великая Отечественная война

Эта война стала невероятным потрясением для Китая и едва не привела страну к гибели. Она была отмечена ужасающими военными преступлениями, которые до сих пор не забыты. Память о них заметно влияет на современную политику и китайско-японские отношения. Также эта война запомнилась беспримерными подвигами и не менее потрясающими предательствами, безразличием международного сообщества и межпартийной борьбой в Китае. Речь идет о Японско-китайской войне 1937–1945 годов. Из-за обилия информации я не берусь в точности воспроизводить хронологию событий и описывать каждую битву, но из статьи вы узнаете о многих интересных моментах войны и, о ее предпосылках.

Японский тигр выпускает когти

Во второй половине 19 века, в результате революции Мэйдзи Япония провела серьезную модернизацию. В стране сформировался капитализм, начался активный вывоз товаров. Экономическая экспансия сопровождалась экспансией военной. В это время по всему миру происходила колониальная гонка. Но, если между европейскими державами разразилась «драка за Африку», то японцы заинтересовались соседним Китаем. Эта страна, вместо проведения серьезной модернизации, ограничилась политикой самоусиления, немного реформировав армию. Этого оказалось недостаточно, и Поднебесная вновь стала жертвой агрессоров.

Тем не менее, любые свои претензии к Китаю, Японии приходилось согласовывать с американскими и европейскими конкурентами, которые имея свои интересы в регионе, не позволяли японцам отхватить слишком жирный кусок пирога. Даже Русско-японская война 1904–1905 годов не изменила ситуацию – Стране Восходящего Солнца не позволили получить и половину ожидаемых приобретений в Китае.

Это вызывало в Японии все более раздражение, рост национализма, разочарование в Западе. В 1929 году в Мире начался финансовый кризис, получивший название «Великая депрессия». Многие страны мира в качестве выхода из кризиса использовали милитаризацию и войну. Она позволяла загрузить промышленность военными заказами и сплотить общество. Кроме того, грабеж соседей должен был помочь залатать дыры в собственном бюджете.

Дети в военной форме. Япония 20-е годы.
Дети в военной форме. Япония 20-е годы.

Япония не стала исключением, как и в Германии здесь раскручивалась идея о превосходстве титульной нации, шла милитаризация общества. Недавнюю вестернизацию и увлечение всем западным сменили «возвращение к корням» и национализм. В Японии начали витать идеи реванша за все обиды и несправедливости, главной из которых считали постоянную защиту европейцами Китая.

Поднебесная в лихорадке

В результате Синьхайской революции 1911 года, в Китае свергли монархию. Однако это не привело к модернизации страны, наоборот, она стала ареной ожесточенной борьбы между различными военными и политическими группировками.

Не смирившиеся с этим китайские революционеры обосновались в Гуандуне, и в 1926 году начали Северный поход за объединение страны. Однако к концу похода коммунисты и гоминьдановцы превратились из союзников в конкурентов. В 1927 году Чан Кайши с помощью триады «Зеленая банда» устроил резню коммунистов в Шанхае. В так до конца и не объединившейся стране разгорелась гражданская война между коммунистами и гоминьдановцами.

В то же время вечно мешавшие японской экспансии государства были слишком заняты в Европе, где явно назревала война. На фоне Гитлера японские милитаристы казались чем-то менее серьезным. К тому же, после невероятно кровопролитной Первой мировой войны, в странах-победительницах были сильны антивоенные настроения. Никто не хотел воевать против японцев в защиту далекого Китая.

Все эти факторы определили то, что жертвою японской агрессии вновь стал Китай.

Китайского дракона съедают по кусочкам

Поначалу японцы не решались на полномасштабное вторжение в Поднебесную и конфликт с партией Гоминьдан контролировавшей значительную часть Китая и обладавшей большой армией. Жертвами японцев стали лишь номинально подчинявшиеся Чан Кайши генералы-милитаристы Северного Китая.

Японские журналисты у повреждённого железнодорожного полотна
Японские журналисты у повреждённого железнодорожного полотна (именно этот взрыв и послужил поводом для ввода войск)

Для того, чтобы получить повод для войны, 18 сентября 1931 года японские войска устроили Мукденский инцидент, произведя небольшой взрыв на принадлежавшем Японии участке Южно-Маньчжурской железной дороги (ЮМЖД). Во взрыве японские власти сразу же обвинили китайцев и 19 сентября начали вторжение в Маньчжурию.

Им противостояли войска местного правителя Чжан Сюэля́на (張學良). Его региональная армия оказалась не в состоянии отразить натиск японских войск и к зиме была выбита из Маньчжурии. Чан Кайши (蔣介石), которому формально подчинялся Чжан Сюэля́н, не оказал ему военной поддержки. Это еще раз продемонстрировало отсутствие единства в стране. Даже перед лицом внешней угрозы китайские лидеры продолжали самозабвенно сводить счеты друг с другом.

В Маньчжурии многие китайские солдаты и офицеры перешли на сторону японцев. В то же время на оккупированной территории развивалось партизанское движение. Пока одни китайцы записывались в коллаборанты, вторые вспоминали повстанческие традиции прошлого и боролись против оккупантов.

К 1932 году японцы собрали в Маньчжурии значительную военную группировку, получившую название Квантунская армия.

На захваченной территории японцы создали зависимое от себя государство Маньчжоу-го, утвердив его правителем последнего китайского императора Пу И.

Фактически же в Маньчжурии всем заправляли японцы. В их руках оказалась наиболее развитая в промышленном отношении часть Китая.

В 1933 году Япония, в ответ на осуждающие ее вторжение резолюции, вышла из тогдашнего аналога ООН – Лиги Наций.

Оккупировав Маньчжурию, Япония не остановилась на достигнутом. В 1933 году японцы продолжили наступление, местами дойдя до Великой Китайской стены. Впервые с 17 века это оборонное сооружение было вновь использовано по прямому назначению. Китайские войска держали оборону на стене и пользовались идущей по ней дорогой для переброски подкреплений.

Ввод японских войск в Маньчжурию.
Ввод японских войск в Маньчжурию.

Чан Кайши был вынужден пойти на перемирие, оставив японцам все уже оккупированные японцами территории и создав демилитаризованную зону к югу от Великой Китайской стены. Впрочем, уже в 1937 году, Япония использовала инцидент на мосту Марко Поло (пропажа патрульного солдата) для вторжения на основную территорию Китая.

Битва за Шанхай

Следующей целью Японии стал Шанхай. На тот момент этот город был одним из важнейших портов Китая, давал значительные налоговые поступления в казну страны. Для японцев он мог стать ценным трофеем. В то же время потеря Шанхая наносила сильнейший удар по Китайской республике.

Еще в 1932 году японские войска атаковали Шанхай. В качестве повода для вторжения использовали происходившие в этом городе антияпонские демонстрации и погромы. Однако тогда в результате вмешательства иностранных держав конфликт закончился перемирием. По его условиям из Шанхая выводились китайские войска, японцы оставляли в городе ограниченный контингент.

Битва за Шанхай.
Битва за Шанхай.

В 1937 году на фоне начавшейся на севере Японско-китайской войны обе стороны конфликта начали наращивать свои силы в Шанхае. Для Чан Кайши Шанхай был важнее Пекина, который на тот момент даже не являлся столицей. В Шанхай были стянуты лучшие силы китайской армии, включая несколько дивизий, оснащенных немецким оружием и снаряжением. Также китайцы собрали здесь имеющуюся авиацию и танки. Японская сторона тоже перебросила в Шанхай отборные войска, включая отряды морской пехоты.

Вскоре, несмотря на международное посредничество в переговорах, в этом мегаполисе развернулось форменное сражение. Китайцы храбро сражались, но им не хватало выучки. Китайские танки без поддержки хорошо обученной пехоты легко уничтожались японцами. Китайская артиллерия оказалась недостаточно мощной, чтобы разрушить вражеские укрепления. Количество техники и оружия тоже было ограниченно, в то время как японцы постоянно наращивали свои силы. Китайская промышленность была слабой, и поэтому приходилось рассчитывать на импортное оружие, которое успели закупить до войны.

Наступление японской армии на суше поддерживали самолеты с авианосцев и артиллерийский огонь с линкоров. Вскоре почти весь город превратился в руины, а китайские войска, оказавшись под угрозой окружения были вынуждены отступить из Шанхая. Тем не менее, один дом еще держался, став символом китайского сопротивления.

Китайский дом Павлова

Одной из самых героических страниц битвы за Шанхай стала оборона склада Сыхан. К этому времени китайские войска в основном покинули город. Однако сражение за Шанхай вызвало определенный резонанс в мире, и американский президент Рузвельт предлагал провести конференцию по данному вопросу. Чтобы привлечь внимание международного сообщества и показать, что город все еще не полностью захвачен японцами, Чан Кайши решил демонстративно оставить в городе одну из дивизий своей армии.

Дальнейшие события показали всю несогласованность действий в тогдашнем Китае. Военачальники, получившие приказ, принялись сваливать эту обязанность друг на друга, не желая жертвовать своими лучшими частями. В итоге, вместо дивизии, позиции в городе занял отряд из 414 человек – все, что осталось от 1-го батальона 524-го полка 88-й дивизии.

Подразделение было в основном укомплектовано новобранцами из провинции Хубэй. Именно этому небольшому отряду пришлось демонстрировать всю мощь и решимость Китая.

Из тяжелого вооружения оборонявшие склад бойцы имели 4 пулемета Максима, винтовки Маузера, 27 чехословацких ручных пулемета ZB vz. 26, и ручные гранаты. По китайским меркам того времени отряд был оснащен достаточно неплохо.

Главным преимуществом китайского отряда стало его месторасположение. В качестве опорного пункта было выбрано здание склада Сыхан: высокое сооружение с мощными стенами.

Напротив склада, на другой стороне реки Хуанпу находился район иностранных концессий. Атакуя Шанхай, японцы старались не трогать этот район. Из-за этого там скопилось множество китайских беженцев. Кроме того, штурмуя склад, японцы были вынуждены воздержаться от использования артиллерии и авиации, чтобы не нанести ущерб иностранному сеттльменту.

Оборона склада Сыхан 1937 год.
Оборона склада Сыхан 1937 год.

Такое соседство придавало сюрреалистичности всему происходящему. Пока возле склада кипел яростный бой, на противоположном берегу Хуанпу протекала мирная жизнь, а на набережной выстраивались толпы зевак. Сражение за склад получило массу свидетелей и стало известно далеко за пределами Китая.

Неожиданным героем битвы стала юная шанхайская студентка Ян Хуэйминь (楊惠敏). Она, еще до начала японского штурма случайно узнала о том, что склад занят китайским отрядом. Ян Хуэйминь вызвалась быть связной для отряда и передала в Торгово-промышленную палату Шанхая просьбу солдат о помощи. Они нуждались в некоторых продуктах и медикаментах.

27 октября японцы провели разведку боем, однако были отражены. На следующий день за боями уже наблюдал весь сеттльмент.

Сочувствующие горожане собрали для защитников склада продукты и медикаменты, написали ободряющие письма. Все это 28 октября было переправлено к солдатам по мосту через Хуанпу. Мост являлся нейтральной зоной не занятой японцами, но их снайперы все равно периодически обстреливали появлявшихся там людей.

Символическим событием стала передача знамени защитникам склада. В то время подразделениям уровня батальона знамя не полагалось. В то же время бойцы нуждались во флаге, который бы развевался над их импровизированной цитаделью. Флаг бойцам передала неугомонная Ян Хуэйминь. Посетили бойцов и журналисты. Для того, чтобы ввести противника в заблуждение, командовавший отрядом подполковник Се Цзиньюань (謝晉元) сообщил, что у него усиленный батальон в 800 человек. В дальнейшем именно эта завышенная цифра вошла в историю обороны Сыханя.

29 октября огромное четырехметровое полотнище развернули над складом. К этому времени бойцы стали настоящими героями в глазах шанхайцев и на набережной сеттльмента собралась огромная толпа, приветствующая поднятие знамени.

Японцы, несмотря на изначальную осторожность, принялись стрелять по складу из орудий, подогнали экскаватор для разрушения стен, использовали штурмовые лестницы. Однако защитники Сыханя успешно отражали все атаки, забрасывали японцев гранатами из окон, сбрасывали лестницы, заделывали бреши в стенах имевшимися на складе мешками с товарами. Китайские солдаты сопротивлялись, пока им не пришел приказ отступить на территорию сеттльмента.

В ночь на 1 ноября бойцы покинули склад и отступили на другой берег Хуанпу, где были интернированы британскими властями.

Оборона склада Сыхань стала для китайцев таким же знаковым событием, как оборона дома Павлова в Сталинграде для русских.

Инсталляция в музее посвященная обороне склада Сыхан.
Инсталляция в музее посвященная обороне склада Сыхан.

Этому событию посвящен ряд китайских фильмов. Например, в 2020 году на экраны вышел фильм «Восемь сотен» (八佰). Фильм полон преувеличений, размах сражения и количество потерь в нем сильно завышены. Это в принципе характерно для восточноазиатского военного кино. В то же время в фильме прекрасно показан контраст между веселой жизнью сеттльмента и тяготами солдат на складе Сыхань. По ходу фильма, вначале безразличные и любопытные, зеваки проникаются сочувствием и симпатией к бойцам, переживают за них и оказывают помощь.

Четыре всадника Апокалипсиса на равнинах Поднебесной

Вместе с войною в Китай пришел и ряд других бедствий, причем некоторые из них устроили сами китайцы. Желая остановить наступающие на севере страны японские войска, Чан Кайши решил разрушить дамбы на реке Хуанхэ. В идеале река должна была сорвать японское наступление и утопить вражеских солдат. В реальности это привело к катастрофе погубившей примерно миллион китайцев.

4 и 6 июня 1938 года солдаты пытались разрушить плотину с помощью ручного инструмента, а затем взрывчатки. Однако они не учли особенности реки. Наполнявший ее ил очень медленно вытекал через бреши, постепенно закупоривая их. Однако к 9 июня солдатам все же удалось раскопать большой участок дамбы, а затем дополнительно расширить брешь с помощью артиллерийского огня. Тогда Хуанхэ, наконец, вышла из берегов. Впрочем, наводнение выглядело крайне специфично: по равнине медленно растекалась масса жидкого ила. Население никто не предупредил, впрочем, это все равно было бы невозможно в условиях, когда в китайской глубинке почти не было ни радио, ни телефонов.

Жидкий ил из Хуанхэ покрыл огромные площади сельхозугодий и погубил урожай, вызвав голод. Многие крестьяне умерли, не сумев преодолеть километры бездорожья или оставшись в своих деревнях без средств к существованию. Также на затопленных территориях вспыхнули эпидемии, началось размножение вредоносных насекомых. Японские войска от наводнения пострадали минимально – они просто обошли затопленный участок равнины.

Еще одной бедой страны стал голод, причем голодали и китайцы, и японцы. Перед войной в Японии разработали для армии сухие пайки и оптимальный рацион питания, сконструировали удобные полевые кухни. Однако в реалиях войны реализовать все эти замечательные наработки не получалось. Постоянно возникали перебои со снабжением.

Япония оказалась не в состоянии произвести, и главное доставить в войска необходимое количество продовольствия. В итоге японская армия в Китае принялась изымать продовольствие у населения. Проводились даже специальные «рисовые наступления» с целью захвата нового урожая. Реквизировала продовольствие и китайская армия, партизаны. Никуда не делись и разбойники. В результате за спиною китайского крестьянина всю войну маячил голод.

Впрочем, несмотря на разграбление Китая, японские солдаты далеко не всегда могли обеспечить себя необходимым количеством продовольствия. Часто им приходилось вести боевые действия в разоренной или безлюдной местности, без регулярного подвоза продуктов. Смерти от голода стали нередким явлением среди японских солдат.

Нанкинская резня

Это событие до сих пор остается камнем преткновения в японско-китайских отношениях. Для Китая это одна из самых страшных трагедий войны, для японцев досадный инцидент, всю полноту вины за который Япония так и не признала.

Нанкин был огромным городом и временной столицей Китая в период правления партии Гоминьдан. Именно в направлении Нанкина начала наступление японская армия после взятия Шанхая.

Город был забит беженцами, новобранцами и остатками разбитых дивизий. Власти призывали население сплотиться и обещали организовать сопротивление, но в итоге бежали. 13 декабря 1937 года японские войска достаточно легко захватили город, после чего там началась ужасающая резня.

Недоедающая японская армия была не в состоянии прокормить массу пленных, а ее командование считало невозможным просто отпустить вражеских солдат. Тогда их начали убивать: топить в Янцзы, расстреливать из пулеметов. Офицеры упражнялись на пленных в искусстве владения катанами. Также начались поиски переодетых в гражданскую одежду китайских солдат, в результате чего было убито множество людей, показавшихся японцам подозрительными.

Город охватила волна грабежей и изнасилований. Хотя в японской армии были передвижные бордели – «станции утешения», это не умерило пыл японских военных. На Токийском процессе (аналоге Нюрнбергского процесса для Дальнего Востока) были названы цифры в 200 000 убитых и 20 000 изнасилованных в Нанкине. В самом Китае говорят о 300 000 убитых.

Приказов о грабежах и изнасилованиях никто не отдавал, но командование не препятствовало своим солдатам в совершении преступлений. Нанкинская резня продлилась шесть недель.

Командовавший наступавшими на Нанкин японскими войсками генерал Мацуи Иванэ заболел еще до захвата города. Тем не менее, после войны он был осужден и казнен по итогам Токийского процесса. Непосредственно командовавший японскими войсками во время резни принц Ясухико Асака, как член императорской фамилии не понес наказание.

До сих пор в Китае требуют признания резни и извинений за нее. Тем не менее, в Японии признавая сам факт резни склонны значительно преуменьшать ее размах и оправдывать своих военных. Среди правых кругов Японии распространено отрицание резни.

Война на фоне войны

Несмотря на угрозу со стороны японских войск, гоминьдановцы и коммунисты поначалу и не думали о прекращении полыхавшей между ними войны. 4 декабря 1936 года Чан Кайши прибыл в Сиань, чтобы подготовить уже шестое по счету большое наступление против занятых коммунистами «освобожденных районов». Однако на фоне японской угрозы многие военные склонялись к идее временного перемирия с коммунистами и создания единого антияпонского фронта. Чжан Сюэля́н командовавший расквартированными в районе Сианя войсками, уже давно помирился с коммунистами и только имитировал борьбу против них. К тому же он помнил то, как Чан Кайши не оказал ему помощь во время японского вторжения в Маньчжурию. Также с коммунистами примирился командующий 17-й армией Ян Хучэн (楊虎城).

Чжан Сюэля́ну, Ян Хучэну и Чан Кайши
Чжан Сюэля́ну, Ян Хучэну и Чан Кайши.

В итоге вместо того, чтобы возглавить наступление Чан Кайши попал в плен. На рассвете 12 декабря верные Чжан Сюэля́ну и Ян Хучэну войска арестовали Чан Кайши и высокопоставленных гоминьдановцев из его окружения. Начались трудные переговоры, в которых важную роль сыграл Чжоу Энлай.

Чан Кайши был отпущен и согласился прекратить гражданскую войну и сделать коммунистов своими союзниками в борьбе против японских войск. Однако он не простил Чжан Сюэля́на и Ян Хучэна. Оба были арестованы. Причем Чжан Сюэля́н много лет провел под домашним арестом. Чан Кайши, убегая в 1949 году из континентального Китая, захватил своего пленника на Тайвань. Ян Хучэн пребывал под арестом до 1949 года, когда был казнен.

В 1937 году военный союз между Гоминьданом и КПК приобрел реальные очертания. Силы КПК были преобразованы в 8-ю армию и активно действовали против японских войск в Северном Китае. Насчитывавшая поначалу 45 000 бойцов, к концу конфликта 8-я армия достигла численности в 600 000 человек. После окончания Японско-китайской войны конфликт между КПК и Гоминьданом возобновился с новой силой и завершился победой коммунистов.

Китайское «болото войны»

Японские войска одерживали победу за победой, но оказалось, что разграбление бедного Китая не способно окупить военные расходы. И Гоминьдан и китайские коммунисты упорно не хотели сдаваться, и Японии приходилось постоянно наращивать свою военную группировку в этой стране. При этом сил на жесткую оккупацию страны у японцев попросту не хватало, в результате в тылу их армии существовали огромные неконтролируемые районы. Там действовали многотысячные партизанские армии. Несмотря на слабое оснащение и подготовку, партизаны все равно представляли угрозу для японского тыла и коммуникаций. Периодически против них приходилось проводить масштабные карательные операции, снимая войска с фронта.