Роковая императрица Цыси

Женщины на троне всегда привлекают внимание, однако, если Екатерина Великая при всем своем фаворитизме отметилась расширением империи и блистательными победами, английская Елизавета разгромила Непобедимую Армаду, то период правления Цыси был временем неуклонного упадка Китая. Цыси десятилетиями держала в своих руках бразды правления и стала символом коварства, хитрости, жадности и казнокрадства, олицетворением косности элиты страны.

Дочка, которая лучше сына

Изначально Цыси была всего лишь одной из многих наложниц в Запретном городе. По национальности она была маньчжуркой, из не очень знатного рода на территории нынешней провинции Цзилинь (Гирин). В то время китайским девочкам из знатных семей, согласно моде, часто бинтовали ноги, однако маньчжурка Цыси избежала подобного. Уже в юности она проявила недюжинные способности и железную хватку, помогая своей семье погасить долги. Она ходила по ростовщическим конторам и ломбардам, хорошо разбиралась в том, что отдать в залог, что продать, где одолжить. Также она шила платья на продажу. Это помогло собрать сумму достаточную, чтобы вызволить дедушку Цыси из долговой тюрьмы. Растроганный отец – Хуэйчжэн заявил, что Цыси не хуже сына. Это был невероятный комплимент для консервативного и патриархального Китая.

Путь к трону

В гареме она поначалу попала в самый низкий разряд наложниц, но не растерялась. Она тратила свое денежное содержание на подкуп евнухов и создала собственную сеть информаторов. Тема гаремов всегда окутана ореолом романтики, ее часто сексуализируют, но повседневная реальность Запретного города была совсем иной. Первые два года Цыси даже не видела императора Сяньфэна, и не имела интимной близости.

Для того, чтобы изменить ситуацию она подкупила евнухов, и те во время прогулки императора пронесли его паланкин именно мимо заранее предупрежденной Цыси, которая для привлечения венценосца исполнила красивую песню. Это привлекло императора, и он начал звать Цыси к себе.

Сяньфэн был достаточно безалаберным молодым человеком, любившим развлечения. Частенько, игнорируя наложниц гарема, он отправлялся за пределы города к проституткам, развесил по всему периметру одной из своих спален зеркала. Также он не был чужд и новой пагубной привычке – курению опиума. Цыси потакала страстям императора и частенько вместе с ним набивала трубочку наркотическим зельем. Императора впечатлило умение Цыси выпускать замысловатые колечки.

Тем временем Цыси забеременела, что сразу возвысило ее в глазах супруга, тем более что жена императора – Цыань оказалась бесплодной. Впрочем, ходили слухи, что на самом деле Цыси имитировала беременность, а затем выдала за своего ребенка сына наложницы Чу Ин. С самой Цыань Цыси выстроила дружеские отношения, что сильно помогло ей в приобретении положения при дворе.

Императрица Цыси в молодости.
Императрица Цыси в молодости.

Тем временем царствование у Сяньфэна выдалось крайне неудачным: Тайпинское восстание и Вторая опиумная война разорили страну и истрепали нервы правителя. Спасаясь от англо-французских войск, он был вынужден бежать из столицы. Все это вместе с половыми излишествами и курением опиума подорвало здоровье Сяньфэна. Умирая, он передал власть регентскому совету. Уже к этому времени Цыси, старавшаяся лезть в политику и вечно устраивавшая интриги, начала вызывать опасения у императора и его окружения. Главным противником Цыси стал глава налогового ведомства Су Шунь. Он даже подготовил для императора приказ, предусматривающий для Цыси почетную смерть: через самоубийство. Император умер, но приказы сохранились, и Су Шунь только и ждал повода пустить их в дело.

Тем не менее, далеко не все были довольны Су Шунем, известным взяточником и казнокрадом. Евнух Ли Ляньин донес обо всем этом Цыси. Для того, чтобы противостоять Су Шуню, Цыси выкрала императорскую печать, без которой указы были недействительны. Кроме того, с помощью ловкого евнуха Ань Дэхая она вызвала в Пекин Гуна и Чуня – братьев императора. С их помощью Су Шуня и его братьев сняли с должностей и казнили. Цыси и Цыань были объявлены регентшами и соправительницами при малолетнем сыне императора – Тунчжи.

Борьба из-за невесток

Цыси раздражало то, что ей приходилось делиться властью с Цыань, тем более, что вскоре между ними возник конфликт по поводу выбора невесты для наследника престола. Цыань предлагала монголку Алутэ 19 лет, а Цыси Фэе Сю 14 лет. Циань победила, но недовольная этим Цыси всячески мешала совместному пребыванию Тунчжи с Алутэ, иногда даже прерывая их интимную близость. В то же время евнух Ань Дэхай постоянно устраивал встречи наследника с другими наложницами и проститутками, пока тот не оказался совершенно истощенным. Вскоре он умер, по официальной версии от оспы, но ходили слухи, что от подхваченного у проституток сифилиса. Однако в заражении Цыси обвинила беременную Алутэ. Кроме того, она утверждала, что нужно срочно назначить нового наследника, не дожидаясь пока Алутэ родит. Наследником назначили племянника Цыси – Гуансюя, а Алутэ вскоре умерла – по одной версии ее уморили голодом, по другой – отравили.

Падение Ань Дэхая

Следующим поводом для раздора в Запретном городе стала судьба Ань Дэхая. Этот евнух был возвышен Цыси за то, что после смерти Сяньфэна рискнул передать письмо братьям императора. Вскоре он прославился взяточничеством, а также начал себя вызывающе вести.

Императрица Цыси в окружение своих евнухов.
Императрица Цыси в окружение своих евнухов.

Казалось, возвращаются времена династии Мин с ее засильем евнухов. Дошло до того, что Ань Дэхай начал в открытую хамить князю Гуну, потребовав от него в подарок драгоценный перстень с нефритом. Гун отказал, но узнав об этом, Цыси сумела выманить у князя перстень, якобы себе в подарок. Затем она преподнесла его евнуху, попросив того не демонстрировать перстень перед Гуном. Однако окрыленный успехом Ань Дэхай не удержался и похвастался своим приобретением перед Гуном, вызвав у того настоящее бешенство. В целом Цыси старалась отодвинуть от власти и Гуна, и Цыань, а придворные евнухи, видя настроения своей госпожи, всячески провоцировали ее врагов. Однако в этом они часто перегибали палку, и тогда Цыси приходилось их спасать.

Чтобы уберечь любимого евнуха от княжеского гнева, Цыси отправила его с поручением на шелкоткацкие мануфактуры страны. Это было грубейшим нарушением дворцового распорядка, так как евнухам запрещалось покидать столицу.

Ань Дэхай и тут не удержался от хвастовства. Он отправился в путь по Великому каналу со свитой из евнухов и музыкантов. Его судно было богато украшено и увешано знаменами, а в каждом порту евнух требовал почестей и торжественных встреч.

Впрочем, помимо свиты на корабле оказались и иные пассажиры, включая шаньдунского губернатора Дин Баочжэня, с которым у Ань Дэхая был давний конфликт. Однажды губернатор отправился на аудиенцию в Запретный город. Он уронил свою шапочку на ступеньках и ее тут же подхватил евнух, потребовавший за возврат головного убора 10 тыс. серебряных лянов. Явиться к Цыси без головного убора было вопиющим нарушением этикета, времени на его замену тоже не было, кроме того, евнух пригрозил прибить шапочку на воротах, сопроводив ее запиской о том, кому она принадлежит. Губернатору пришлось уступить, хотя они и сторговались на сумме в 3 тыс. лянов.

Теперь же Дин Баочжэнь написал на евнуха донос в столицу, акцентировав внимание на наглом поведении евнуха, передвигавшегося по стране с пышностью императора. Князь Гун поделился новостью с регентшей Цыань и вскоре на юг был послан приказ схватить и быстро казнить Ань Дэхая. Именно такой приказ был вызван тем, что в случае просто ареста евнуха и отправки его на суд в столицу, он бы был спасен Цыси.

Дин Баочжэнь с радостью выполнил предписание: Ань Дэхаю отрубили голову, а евнухов из его свиты задушили шелковыми шнурами. Однако один из них все же спасся и явился к другому фавориту Цыси – Ли Ляньину, тот сообщил все своей покровительнице, но та уже ничего не могла сделать.

Великий князь Гун.
Великий князь Гун.

Однако в 1881 году Цыань неожиданно умерла. Ходили слухи о ее отравлении. Цыси к тому времени настолько невзлюбила Цыань, что даже отказалась совершить обряд перед ее гробом и надеть траурные одежды. Смерть Цыань породила много слухов и обвинений в адрес Цыси, однако она удержала власть в единоличном правителе государства.

Прославленный генерал Цзо Цзунтан (左宗棠), успешно подавлявший дунганское восстание и восстание в Синьцзяне, резко высказался на этот счет, не поверив в естественную смерть императрицы. Тогда Цыси отослала его наместником в далекий Нанкин.

Ли Ляньин – лапа дракона

Ближайшим помощником во всех интригах для Цыси был евнух Ли Ляньин (李连英). Он сначала носил паланкин Цыси, а затем стал придворным парикмахером. На этой должности он предложил придворным дамам заколку нового типа, вместо традиционной маньчжурской – красивой, но очень громоздкой. Это положило начало его успешной карьере. Он быстро стал приближенным Цыси, собирая для нее слухи и сплетни и выражая безграничную преданность. После казни Ань Дэхая он стал главным евнухом. Он принял деятельное участие в свержении Гуансюя, а когда Цыси заболела, сделал ей очень символическое подношение – отрезал и сварил кусочек своего мяса. Считалось, что такое подношение способно вылечить больного. Евнух так сблизился с Цыси, что она разрешала ему посидеть на троне и разделяла с ним трапезу. Однажды Цыань даже застала Цыси сидящей на коленях у Ли Ляньина, что было дичайшим нарушением конфуцианских правил. Также он делал императрице расслабляющий массаж перед сном.

Кроме того, Ли Ляньин часто заведовал наказаниями провинившихся евнухов, а в молодости сам принимал участие в экзекуциях, применяя личную кожаную плеть. Также его обвиняли в сводничестве и в том, что он под видом художников, врачей и актеров приводил к Цыси молодых любовников.

В то же время Ли Ляньин отметился невероятной коррупцией, осуществляя для двора закупки продуктов по завышенным ценам и собирая взятки за аудиенцию с Цыси.

Цыси против Гуансюя

Тем временем подрастал наследный принц Гуансюй, а это значило, что скоро он возьмет в свои руки все бразды правления. К тому же между ним и Цыси сложились весьма враждебные отношения.

Цыси всячески помыкала наследником престола. Гуансюй наведываясь в летний дворец становился перед воротами на колени, пока главный евнух Ли Ляньин не докладывал об этом императрице и его пускали внутрь. Однако евнух, обладая не менее скверным характером, чем его госпожа часто задерживал доклад, заставляя Гуансюя по полчаса стоять на коленях. В довесок Цыси навязала ему в жены одну из своих племянниц, которая совсем не пришлась ему по нраву. Тем не менее, Цыси устраивала скандалы, требуя, чтобы Гуансюй уделял больше внимания жене, а не наложницам.

Гуансюй был увлечен западной культурой и техническими новинками. Он катался по пруду на моторной лодочке, установил у себя телефон и фонограф.

В 1875 году Гуансюй формально взошел на престол. Однако он был окружен ставленниками Цыси, и ему приходилось согласовывать с нею политические решения. Тем не менее, вокруг него группировались чиновники, настроенные на проведение либеральных реформ, и недовольные правлением Цыси. Вокруг последней группировались консерваторы.

Император Гуансюй
Император Гуансюй.

После поражения в Японско-китайской войне 1894–1895 годов позиции Цыси были ослаблены, а в среде чиновников росло понимание необходимости реформ. Гуансюй с помощью своих сподвижников подготовил целый ряд указов, касающихся образования, армии, промышленности. Понимая, что ему нужна поддержка армии Гуансюй обратился к генералу Юань Шикаю. Предполагалось, что опора императрицы генерал Жун Лу будет казнен, а сама Цыси взята под домашний арест.

Однако Юань Шикай оказался ловким придворным интриганом и донес обо всем Цыси. Тогда она решила устроить дворцовый переворот: императора вынудили вновь назначить Цыси регентшей и отправили его под домашний арест во дворец Иньтай в Запретном городе. Евнухи из окружения императора были казнены. При этом император присутствовал на официальных церемониях и приемах, но уже не играл никакой роли. Все его указы были отменены. Его фактически таскали всюду словно марионетку, чтобы показать свою власть над поверженным противником Цыси, при всяком случае заставляла его совершать унизительный обряд коутоу с коленопреклонением и поклоном.

Ихэтуаньское восстание

Вслед за этим последовала консервативная реакция с гонениями на все новомодное и чужое. Это стало одной из причин Ихэтуаньского (Боксерского) восстания, носившего антизападный характер. Восставшие убивали иностранцев и китайских христиан, разрушали железные дороги и телеграфные линии. Власти потворствовали этому, желая направить народное недовольство на иностранцев. Однако вскоре последовала интервенция России, Японии, США и западноевропейских держав. Их войска захватили Пекин. Цыси вынуждена была бежать в Сиань, а ее дворцы подверглись разграблению. Великие державы обсуждали возможность восстановления Гуансюя на престоле, но в итоге предпочли Цыси и слабый нереформированный Китай.

Ихэтуани в Тяньцзине
Ихэтуани в Тяньцзине.

Цыси пошла на все условия интервентов и вернулась в Пекин, где принялась отстраивать летний дворец. Если раньше она разжигала антизападные настроения, то теперь всячески старалась доказать, что она дружественно настроена к европейцам, а виною всему лишь бунтовщики и коварные придворные. В рамках новой политики Цыси начала устраивать приемы, на которых приглашала жен и детей иностранных дипломатов, с изысканными угощениями и милыми подарками. Цыси старалась обаять иностранок и убедить их в том, что она сама была несчастной жертвой восстания.

Однако этого было недостаточно, от Цыси потребовали наказания 12 важных сановников, сыгравших важную роль в восстании. Это были приверженцы Цыси, консерваторы и патриоты, однако ей пришлось начать их наказание. Обычно к ним являлись посланники императрицы с предписанием покончить жизнь самоубийством с помощью удушения. Это считалось почетной смертью.

Императрица-реформатор

Столкнувшись с поражением от западных держав Цыси начала осознавать необходимость преобразований в стране. Кроме того, в стране нарастало антиманьчжурское движение, создавались революционные организации. Возвращаясь из Сианя в Пекин, императрица последний отрезок пути проделала на поезде, что ее весьма впечатлило. Соответственно Цыси принялась воплощать в жизнь те идеи, за которые в свое время свергла Гуансюя. Был снят запрет на смешанные браки маньчжуров с китайцами, отменялись традиционные экзамены, менялась система образования, реформировалась армия. Однако все эти меры оказались запоздалыми и уже не могли спасти теряющую популярность династию. Тем не менее, Цыси не увидела ее краха и даже перед смертью совершила целый ряд неблаговидных поступков во вред стране. Чувствуя ухудшение здоровья, она приказала отравить Гуансюя. Долгое время точные причины смерти Гуансюя были неизвестны, но в 2008 году китайские ученые провели исследование его останков и выявили в них мышьяк. После смерти Гуансюя Цыси назначила престолонаследником Пу И – малолетнего сына князя Чуня. Однако ей уже не довелось побыть регентшей, 15 ноября 1908 года Цыси умерла.

Жадность, жадность и еще раз жадность

Лишения, испытанные в юности, сильно отразились на характере Цыси, породив у нее неуемную жадность. Цыси очень любила всевозможные взятки и подношения, которые ей приносили посещавшие столицу чиновники из провинции. Особенно много подношений Цыси присылали в дни праздников. Среди них были ювелирные украшения, дорогие наряды, каллиграфические надписи и картины. Присылали ей и деньги – это был хороший способ удержаться на хлебной должности.

В то же время такой подход порождал дикую коррупцию: чтобы сделать подарок Цыси, необходимо было брать поборы и расхищать казну. Например, начальник шанхайской таможни ежегодно присылал ей 100 тыс. лянов. Несмотря на всю свою консервативность Цыси очень любила иностранные вещицы: механические часы, люстры и т.д.

Среди сокровищ императрицы было особенно много жемчуга и нефрита, традиционных драгоценностей, которые она хранила во множестве специальных коробочек.

императрица Цыси
Императрица Цыси.

В то же время, накапливая богатства, и строго ведя их учет, Цыси пользовалась лишь малой частью подарков, носила несколько любимых украшений, а на прием надевала шелковый или парчовый халат, часто уже не очень новый. На праздники она надевала усыпанные жемчугом туфли на толстой подошве, и втыкала в волосы шпильки из сандалового дерева, перевитые золотыми нитями.

Во время Боксерского восстания в 1900 году Цыси пришлось бежать из столицы, и она утратила многие из своих сокровищ, о чем сильно горевала. Чтобы поправить дела она вновь запустила маховик поборов на полную силу.

Мешок бамбуковых палок

Целый ряд евнухов стали фаворитами Цыси и изрядно наживались на взятках, которые брали за организацию аудиенции, на дворцовых поставках и т.д. Однако это касалось лишь небольшого числа избранных. Большая же часть евнухов, исполнявших функции прислуги, изрядно страдала от вздорного характера Цыси. Обычно за нею носили желтый мешок с бамбуковыми палками, которые по ее распоряжению частенько пускали в дело.

Однажды она играла с евнухом в шахматы и тот, сделав удачный ход, сказал: «Раб бьет коня почтенного предка». То ли Цыси не понравилось, что она проигрывает, то ли фраза, сказанная евнухом, но она закричала: «А я бью твою семью!». И это лишь один из примеров. При правлении Цыси множество евнухов были побиты палками, 30 из них до смерти.

Летний дворец Ихэюань

Хотя маньчжурские императоры обосновались в Запретном городе, но все равно тяготились пребыванием в этой официальной резиденции и предпочитали проживать в летних дворцах. Одним из них был Ихэюань, построенный при императоре Цяньлуне (1736–1796).

В 1860 он сильно пострадал от действий англо-французских интервентов. Цыси решила его восстановить и сделать своей любимой резиденцией, принялась активно обустраивать дворец и парк вокруг него. Площадь этого комплекса составляла впечатляющие 330 га, включая многочисленные искусственные водоемы.

галерея Чанлан
Галерея Чанлан. Фото: z4a.net.

Для реконструкции паркового комплекса Цыси активно залезала в казну, в том числе за счет средств, предназначенных для флота. В итоге китайский флот был потоплен во время Японско-китайской войны 1894–1895 годов, зато в парке дворца Ихэюань появилась дорогущий павильон в виде мраморной ладьи. В самый разгар войны Цыси устроила в Ихэюани пышные торжества по поводу своего дня рождения, это был поистине пир во время чумы.

Изюминкой парка стала галерея Чанлан (長廊) протяженностью 728 м, с вереницей зеленых колон и потолком, расписанным огромным количеством картин. В них фигурируют традиционные китайские сюжеты, каждая из картин уникальна, а их общее количество составляет 6 тыс.

Будуар императрицы

Быт императрицы отличался невероятной роскошью и комфортом. Она спала на двух любимых подушках: одна была наполнена чайными листьями, а вторая сухими цветами. Под потолком в спальне было подвешено множество мешочков с цветами и ароматическими травами. Мебель в покоях была сделана из сандалового дерева. Перед тем, как этот материал попадал во дворец, он хранился в буддийских монастырях, где его освящали.

Цыси всю жизнь обладала крепким здоровьем и отменным аппетитом. Ела она весьма изысканную и как считалось полезную пищу. На завтрак она обычно кушала кашу из корней лотоса и выпивала чашку горячего молока. Ее любимым блюдом был цыпленок, приготовленный на пару, и затем измельченный и прокипяченный в молоке, а также корочка с жареного поросенка. Крупный рогатый скот в Китае считался тягловым, и соответственно употреблять в пищу говядину считалось аморальным. Поэтому мясо при дворе было представлено в основном свининой, утятиной и курятиной.

На столе всегда присутствовало множество сладостей, включая засахаренные семена и фрукты, сладкие каши. В чай она добавляла лепестки розы и жасмина. Цыси вообще очень много внимания уделяла ароматам, пользовалась различными духами, умывалась с помощью ароматического мыла. Также Цыси курила, как сигареты, так и кальян.

Императрица любила яблоки. Эти плоды считались символами процветания и хорошим жертвоприношением для Будды, а Цыси была весьма суеверна. Кроме того, яблоки прельщали императрицу своим ароматом. В дворцовых покоях всегда стояли вазы с этими плодами.

Художница и натурщица

Цыси увлекалась традиционной китайской каллиграфией. Часто она наносила на бумагу надписи с пожеланиями счастья и благополучия, вручая эти свитки отличившимся чиновникам и иностранным гостям. На каждый из таких свитков она ставила оттиск своей печати. Также Цыси собирала картины и любила, когда рисуют ее портреты. Для этого во дворец приглашали подающих надежды художников. О романе императрицы с некоторыми из них ходили упорные слухи. Несмотря на все свои неблаговидные поступки, императрица любила позиционировать себя в качестве олицетворения доброты и благочестия. Поэтому она часто позировала для картин в образе богини милосердия Гуаньинь. Цыси раздаривала свои портреты точно так же, как и свитки с каллиграфией.

В рамках налаживания отношений с Западом, Цыси заказала нарисовать свой портрет американской художнице Катрин Карл. Это была достаточно заурядная художница, но она оказалась в нужном месте в нужное время, когда Цыси срочно требовалось продемонстрировать свою благожелательность к иностранцам. В итоге художница нарисовала портрет Цыси в двух экземплярах: один для заказчицы и один для себя. За свои услуги Катрин Карл взяла астрономическую по тем временам сумму в 100 тыс. долларов. Свою копию портрета художница отвезла в США на выставку. Это познакомило с Цыси западную публику, сделало ее намного более известной. Кроме того, художница оставила о Цыси весьма комплиментарные записки и книгу: «С вдовствующей императрицей Китая».

Заядлая театралка

Цыси искренне любила театральные представления и Пекинскую оперу. В летнем дворце был построен трехэтажный императорский театр Дэхэюань, на сцену которого Цыси приглашала самые знаменитые столичные труппы. Интересно, что под сценой размещались пять прудов и колодец, это помогало усиливать звук за счет резонанса. Обычно в дворцовом комплексе должны были выступать лишь местные трупы из евнухов, но Цыси отступила от этого требования.

Она не могла себе представить жизнь без театральных представлений и очень страдала, когда их пришлось прервать в период траура по соправительнице Цыань. В это время Цыси активно занималась подготовкой к грядущим представлениям, и как только траур завершился, уже на второй день начала настоящий марафон представлений. Начавшись в 9 часов утра, они шли до 7 часов вечера.

Театральные представления устраивали во время традиционных праздников, а также приурочивали к дням рождения Цыси. В последнем случае театральные представления проводили 7 дней подряд. В основном это были представления Пекинской оперы. Также были постановки Кушаньской оперы, которая отличалась более высокими голосами актеров. Такая опера не слишком нравилась придворным, но считалась традицией, и ее приходилось терпеть, тем более что Цыси положительно относилась к этому жанру.

Во время представлений часто происходили курьезы. Однажды невестка Цыси – Алутэ отвернулась от слишком непристойного эпизода на сцене, что вызвало у Цыси ярость, ведь выходило, что императрицу посчитали безнравственной.

В китайской театральной культуре считалось неприличным прерывать актеров или давать комментарии к их действиям во время представления. Однако Цыси частенько начинала кричать «хао» (хорошо), если ей что-то нравилось или прервать представление и отчитать актеров, если они допускали ошибку, отклонение от сценария, обычно внимательно изучаемого императрицей.

Подписывайтесь на нас в соцсетях

Вам будет интересно

Наши соцсети

Новые статьи